Лев Львовский: COVID-19 как стимул белорусского внешнеторгового чуда

31 января 2022
Сергей Запрудский, Thinktanks.by
Экономика

В Беларуси государственный сектор вообще практически не заметил никаких последствий ковида, частный сектор заметил, но не весь.

Белорусский пандемический опыт с точки зрения экономики старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский называет «уникальным кейсом».

Во время онлайн дискуссии «Влияние пандемии COVID-19 на Беларусь: результаты исследований», организованной еженедельным аналитическим мониторингом Belarus in Focus в партнёрстве с Пресс-клубом, сайтом «Наше мнение», BISS, Лев Львовский назвал главные, по его мнению, факторы влияния пандемии на экономику Беларуси.

Падение было минимальным, но не без последствий

С одной стороны страны, которые серьезно пострадали экономически от коронавируса, это прежде всего страны, которые вводили свою экономику в искусственную кому. Это был кризис, вызванный тем, что правительство запрещает вам работать, правительство запрещает вам потреблять некоторые вещи, запрещает ездить в отпуск, запрещает ходить на какие-то спортивные мероприятия и т.д. Соответственно, в Беларуси ничего подобного не было, поэтому серьезного падения экономики в 2020 году мы не наблюдали, падение было минимальным относительно соседних стран, других развитых и развивающихся стран. Тем не менее ковид, конечно же, все равно нашел способы повлиять на белорусскую экономику, в частности из-за того, что белорусская экономика — малая и открытая. Сами не запирались на локдаун, но на локдаун запирались страны – наши торговые партнеры, в том числе Росссия — самый крупный торговый партнер Беларуси. И, соответственно, мы испытывали в 2020 году серьезное снижение внешнего спроса, особенно в момент, когда Россия начала вводить локдаун. К этому моменту уже почти вся Европа была в локдауне, соответственно, иностранные потребители просто не могли заказывать и потреблять белорусские товары. 

Добровольная самоизоляция и экономика

Второе прямое влияние ковида на белорусскую экономику заключалось в том, люди уходили на добровольную самоизоляцию. Правительство не заставляло людей сидеть по домам, но люди все равно читали новости,  смотрели новости из Италии, из США. У нас есть индексы мобильности от Google, индексы мобильности от «Яндекса», которые показывали, как много люди перемещаются по городу во время дня. И в некоторые моменты самоизоляция в Беларуси была даже выше, чем в Москве, притом что изоляция в Москве – это был приказ их правительства, который контролировался. Из-за этого естественным образом пострадали белорусские ритейл, рестораны, бары, гостиницы и так далее. Белорусское правительство выкатило запоздалый пакет некоторых мер по поддержке бизнеса, но можно уже констатировать, что почти ни одна из этих экономических мер не была хоть сколько-то значима. Правительство поддерживало только государственный бизнес, была снова развязана практика директивного кредитования. В итоге государственный сектор вообще практически не заметил никаких последствий ковида, частный сектор заметил, но не весь, а тот, который касался двух явлений – мобильности населения и внешней торговли. Больше всего зарплаты в середине 2020 года падали у ритейла и в области гостеприимства, а также у транспортников, у них было гораздо меньше заказов. Затем люди начали привыкать к ковиду, уже летом 2020 года степень самоизоляции начала спадать, люди начали снова ходить в рестораны и кафе, ритейл начал оживать, во всяком случае тот, который смог пережить острую фазу ковида, транспорт летом 2020 года все еще находился в негативной зоне, потом начал постепенно выходить из нее — уже к 2021 году. 

Неожиданный эффект

В 2021 году ковид еще одним довольно неожиданным для нас образом повлиял на экономику Беларуси, на этот раз уже почти на всю экономику. Из-за роста отложенного спроса в западных странах, а также в некоторых слоях населения Китая на руках де-факто начало скапливаться больше денег, чем обычно. Люди, которые привыкли тратить на пропитание меньше 30% своих доходов, оставшиеся 70% не тратились — не было ни поездок на отдых, ни покупки новых автомобилей и чего-то подобного. Из-за этого мировой спрос на определенные группы товаров начал резко расти во II–III кварталах 2021 года, и это, собственно, объясняет наше внешнеторговое экономическое чудо, когда наш экспорт, по многим категориям даже не увеличиваясь в объемах физических, начал приносить нам гораздо больше денег. Цены на отдельные товары, которые мы экспортируем – древесину, калий, – начали расти почти небывалыми до этого темпами. Это, безусловно, отразилось практически на всей экономике, прежде всего, конечно, на экспортной сфере и сфере промышленного производства.

Таким образом ковид, с одной стороны, начался с негатива для Беларуси, а закончился неожиданным позитивом, в некоторые моменты после III квартала 2021 года экономика Беларуси росла на 3,3%. Такой рост мы последний раз видели примерно десятилетие назад. Что касается того, чем мы за это заплатили. Платой за это стала, естественно, какая-то избыточная смертность, но даже по тем данным, которые у нас есть, оказалось, что белорусская избыточная смертность велика, но не больше, чем, например, в той же России, 


ThinkTanks.by может не разделять мнение авторов исследований и публикаций.

Поделиться: