Такой привязки белорусской экономики к российской, как сейчас, не было никогда

11 февраля 2022
Thinktanks.by
Экономика

Любые негативные шоки, влияющие на Россию, в перспективе будут еще в большей степени сказываться на белорусской экономике.

Перспективы экономического роста в ближайшем будущем будут зависеть от возможности наращивать экспорт. Но так как в игру вступит волна неопределенности, связанная с действием санкций, сужением возможностей для привлечения ресурсов на внешних рынках, стабильности в регионе, потенциальными внутренними и внешними шоками, то ожидать прошлогодних успехов вряд ли приходится. Об этом говорится в бюллетене «Экспертный взгляд», выпущенном BEROC (Киев) в рамках проекта «Мониторинг экономики Беларуси: тенденции, настроения, ожидания». Бюллетень представляет собой субъективный экспертный анализ ключевых краткосрочных тенденций белорусской экономики.

В работе, в частности, приводится анализ российского экономиста, связанного с банковской сферой и исследованиями экономик стран ЕАЭС, чья фамилия не раскрывается.

Вот некоторые выдержки из этой аналитики:

Неопределенная перспектива

На экономический рост негативное влияние продолжают оказывать санкции. Это касается как роста издержек на логистику и юридическое сопровождение, так и общего негативного имиджа страны в глазах контрагентов из-за текущих санкций и сохраняющихся рисков их расширения. С другой стороны, сохраняется достаточно сложная ситуация с привлечением финансовых ресурсов из-за рубежа. Можно сказать, что в случае негативных шоков у Беларуси не останется источников финансирования кроме России. Это создает дополнительную неопределенность, так как крупные займы (межгосударственные кредиты и средства ЕФСР) привлекаются на основе политических договоренностей на высшем уровне. Для коммерческих банков и компаний сохраняются рыночные инструменты, но условия привлечения таких средств значительно ухудшились по сравнению с “досанкционными” временами.

На внутреннем рынке с источниками финансирования тоже непросто. На 2021 год Минфин планировал крупный дефицит (больше 6,5 млрд рублей), а в итоге, по предварительным данным, бюджет органов госуправления был исполнен с профицитом. Минфину сложно привлекать даже белорусские рубли. Наверное, он мог бы разместить краткосрочные рублевые облигации, но долгосрочных ресурсов на рынке сейчас нет. Нацбанк тоже не может финансировать дефицит бюджета за счет эмиссии (это запрещено законодательно).

В таких условиях Минфин вынужден продолжать проводить весьма консервативную фискальную политику и ограничивать расходы. В первую очередь общегосударственные, то есть государственную инвестпрограмму. А это создает дополнительные ограничения для экономического роста.

На первый взгляд, кажется, что ситуация по итогам года довольно неплохая: рост выше ожидаемого, курс довольно стабильный, люди перестали выносить депозиты из банков, инфляция хоть и достигла 10%, но она не сильно отличается от показателей у соседей. Но вот перспективы складываются неопределенные.

У Нацбанка как регулятора возможностей влияния на ситуацию осталось чрезвычайно мало, особенно если говорить о тех из них, которые позволили бы банковской системе работать как эффективному каналу финансирования инвестиций. В банковской системе практически весь год сохранялась избыточная ликвидность, то есть банки предпочитали не расширять свой кредитный портфель, а держать свободные деньги в Нацбанке. Почему так происходит? Да просто если банки привлекают ресурсы на короткие сроки, то выдавать за счет этих ресурсов инвестиционные, то есть долгосрочные, кредиты слишком рискованно.

В этой связи риски есть не только для банков, но и для экономики. Достаточно вспомнить, как во времена Петра Прокоповича Нацбанк практиковал постоянное рефинансирование банков или как Минфин размещал в них свои ресурсы, чтобы у банков были средства для льготного кредитования экономики в рамках госпрограмм. Если бы к такой практике вернулись снова (пока это сложно сделать, так как у Минфина нет свободных ресурсов, а Нацбанк по законодательству не может осуществлять рефинансирование банков на длинные сроки), это быстро привело бы к тем же последствиям, что и в 2008, 2011 или 2014 годах, – рубли быстро оказывались бы на валютном рынке, делая девальвацию неизбежной.

Следовательно, долларовый эквивалент ВВП падал бы, а относительные показатели госдолга (госдолг по отношению к ВВП) ухудшались бы. Это могло бы закончится пересмотром суверенного кредитного рейтинга, падением стоимости государственных ценных бумаг и довольно тяжелыми последствиями для банковского сектора.

 Для понимания можно вспомнить, как недавнее падение котировок российских ценных бумаг ударило по капиталу российских банков. Как видно, ситуация довольно хрупкая. Правительство, Нацбанк, компании и банковский сектор оказались в очень жестких рамках, поэтому любой внешний или внутренний шок могут вывести ситуацию из равновесия, и повлиять на это будет очень сложно.

 Факторы роста

Ключевой фактор, который будет влиять на рост экономики, — это сохранение стабильности в регионе. В частности, риск конфликта или чего-то, за чем последуют жесткие санкции против России. Потому что такой привязки белорусской экономики к российской, как сейчас, не было никогда.

Мы пришли к тому, что Россия осталась практически единственным источником ресурсов, основным рынком, регионом с логистическими возможностями для экспортных поставок ряда белорусских товаров. Значит, любые негативные шоки, влияющие на Россию, будут еще в большей степени сказываться на белорусской экономике.

Второй фактор – внутренний.

Здесь ключевой вопрос – спрос (потребительская уверенность) и инвестиции, связанные с тем, насколько люди отождествляют свое будущее с будущим страны. Недавнее исследование BEROC (Киев) показало, что уверенность потребителей в завтрашнем дне находится в отрицательной зоне: люди воспринимают риски ухудшения ситуации как высокие, соответственно, не увеличивают потребление. Точно так же ведут себя инвесторы. В итоге страна упускает возможности развития.


ThinkTanks.by может не разделять мнение авторов исследований и публикаций.

Поделиться: