Фото: sputnik.by

Андрей Поротников: Поле для манёвра у Минска не просто сужается, его уже почти нет

22 февраля 2022
Thinktanks.by
Политика
Фото: sputnik.by

Еще раз продать Западу «многовекторность Минска» у последнего не получится. Нет доверия, в стране — российские войска с открытой датой возвращения, есть вероятность и прямого вовлечения в войну.

Задержка на неопределенный срок с возвращением российских войск домой после учений в Беларуси — это совместное решение Путина и Лукашенко, только цели двух руководителей несколько разнятся, считает создатель и координатор аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Продление пребывания в Беларуси российских военных «не явилось неожиданностью, это была одна из возможных опций, но, с моей точки зрения, решение ее использовать было принято именно в момент встречи Путина и Лукашенко». Андрей Поротников напоминает, что до этой встречи и министр иностранных дел Владимир Макей, и начальник управления пресс-службы и информации Минобороны России, генерал-майор Игорь Конашенков, и Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина, заявляли о том, что после окончания учений войска и техника покинут Беларусь. «Да и сам Владимир Путин во время коммуникации с Макроном обещал это, - отметил эксперт. - Единственным человеком, который говорил, что нет, мы заинтересованы оставить, по крайней мере какую-то часть техники здесь, и что вопрос вывода российских войск будет обсуждаться отдельно, был Александр Лукашенко. Но какие цели стороны преследуют при оставлении этих войск?»

Также стоит отметить, что несмотря на заверения Путина в разговоре с Макроном о выводе войск из Беларуси, российский президент не называл конкретные даты. «Видимо, по умолчанию считалось, что это произойдет сразу после 20 февраля — по окончании учений «Союзная решимость». Сейчас доверие к Путину и без того не очень высоко, но в данном случае это выглядит как обман руководителем одной ядерной державы — постоянного члена Совбеза ООН руководителя другой ядерной державы, тоже постоянного члена Совбеза ООН, - сказал Андрей Поротников. - Но какие же интересы у России? Во-первых, это демонстрационное действо с целью психологического и политического давления на Запад. Во-вторых, это растягивание украинской армии на разные направления для того, чтобы удлинить фронт в случае возможной вооруженной конфронтации. В-третьих, это демонстрация того, что Минск находится под пятой Москвы. Да, публично вопрос об оставлении российских войск в Беларуси поднимал именно Александр Лукашенко, но для внешних наблюдателей это выглядит следующим образом: решение принято Кремлем, ну а Минску разрешили приписать себе эту инициативу, чтобы сохранить лицо. То есть Запад должен понять: в вопросах внешней безопасности говорить надо только с Москвой, не с Минском».

Кроме того, как полагает Андрей Поротников, нет ясности в плане ожиданий Кремля от политической реформы в Беларуси: «Нельзя исключать, что российские войска должны обеспечить проведение этой реформы. То есть, с одной стороны, запугивая внутренних оппонентов режима российским присутствием, со второй стороны — сдерживая Запад от вмешательства. Ну и для того, чтобы дисциплинировать белорусскую власть, ведь нельзя исключать неких ожиданий Кремля от политической реформы в Беларуси».

В этот раз поторговаться с Западом не получится

«Для белорусской стороны вопрос очень простой: Лукашенко повторяет тот же трюк, который он делал в 2014 году, когда после начала российского вторжения в Крым и бунта на Донбассе он запросил переброску в Беларусь российских истребителей. А летом 2015-го их тут уже точно не было. Но это была относительно небольшая группа сил истребительной авиации, которая находилась в Беларуси по просьбе белорусской стороны и в подчинении белорусской стороны, что очень важно, - сказал эксперт. - Как только стало понятно, что отношения Минска и Запада идут на поправку, интерес к российскому военному присутствию в Минске резко поубавился, потихоньку россиян отправили восвояси. Видимо, есть желание повторить давний трюк. Но что дает основание предполагать успешность затеи? Во-первых, снова разговоры Макрона с Путиным — Беларусь дважды там фигурировала, во-вторых, звонок представителя Госдепа Макею и последующий звонок начальнику генерального штаба начальника объединенного комитета штабов армии США — первый в истории отношений США и Беларуси, звонок министра обороны Украины министру обороны Беларуси. То есть Лукашенко увидел, что этот вопрос Запад очень и очень волнует, что Запад заинтересован в том, чтобы военного российского присутствия в Беларуси не было, а если Запад очень заинтересован, то, значит, ему придется раскошелиться в политическом плане. Говоря проще, российское военное присутствие официальный Минск планирует использовать как предмет для торга с Западом. Но это большая ошибка». Ошибка и Запада, как считает Андрей Поротников, так как Запад слишком явно продемонстрировал заинтересованность в скорейшем выводе российских войск из Беларуси, полезщнее было бы «игнорировать или только лишь предупреждать о недопустимости агрессивных действий с белорусской территории». Ошибка Минска — расчете на удачный торг, «сейчас у Минска уже просто нет поля для торга», «политика становится дополнением к военной деятельности, а не наоборот, политика начинает обслуживать соображения военного характера».

«Думаю, что Лукашенко рассчитывает на то, что постепенно он все же отправит домой эту военную группировку. Юридического закрепления нахождения российских войск тут нет и оно вроде бы не планируется, соответственно, эта ситуация с точки зрения официального Минска носит временный характер», - считает Андрей Поротников. Но вообще вся ситуация полностью подтвердила давние подозрения НАТО в том, что белорусская военная машина — только часть огромной российской. «Сейчас у НАТО есть факты. Россия угрожает НАТО, Россия готовится к конфронтации, Россия угрожает Украине — и Беларусь к этой угрозе присоединяется. При этом никаких белорусских интересов в этой истории нету. Наоборот, ведь Украина — второй рынок для Беларуси и самый премиальный, и любая война разрушить доступ к этому рынку. Очевидно, что Минск действует против своих интересов, значит, абсолютно не самостоятелен», - отметил Андрей Поротников.

Поле для манёвра стремится к нолю

«Если будет прямое открытое столкновение России и Украины, то у Минска поле для манёвра исчезает вообще. Выбор будет очень простым: или конфликт с Украиной, или конфликтуешь с Кремлем. В условиях, когда западный вектор отрезан полностью, Китай воздерживается от поддержки, Минск оказывается практически в осаде, белорусский руководитель сам себя загоняет в очень узкий коридор, - сказал эксперт. Не очень понятно, зачем он это делает, очевидно, что его знаменитое политической чутье ему уже изменяет».

«Склоняюсь к тому, что это будет вопрос войны под чужим знаменем, - отметил Андрей Поротников. - Практически, повторение ситуации 2014 года, но отягощенное признанием Россией независимости ЛНР и ДНР. Если признание подразумевает географию не нынешних сепаратистских образований, а в границах Луганской и Донецкой областей Украины, то появляется опасность «интернациональной помощи в восстановлении территориальной целостности дружественных молодых народных республик». И если Россия пойдет в открытое противостояние, то операция по принуждению к миру вовлечет Беларусь без вариантов уклонения».


Подписывайтесь на нашу рассылку Thinktanks.by, а также на страницы сайта Белорусских исследований в :
(Telegram https://t.me/thinktanksbyy),
(Instagram https://www.instagram.com/thinktanks.by/),
(Facebook https://www.facebook.com/thinktanks.by)

Поделиться: