Катерина Борнукова: Железный занавес может оказаться новой реальностью

20 апреля 2022
Экономика

Военный конфликт в Украине пока ведет к усилению противостояния между Россией и Западом. Как оно может отразиться на Беларуси?

Академический директор Центра экономических исследований BEROC Катерина БОРНУКОВА в интервью газете «Белорусы и рынок» предположила возможные сценарии.

— Российская военная операция в Украине порождает жесткие западные санкции. Как вы оцениваете риск того, что Россия вместе с Беларусью будут отделены от Запада железным занавесом, как во времена Советского Союза?

— Такого сценария исключать нельзя. Шаги к разрыву двусторонних торгово-экономических отношений предпринимают как западные страны, инициируя санкции, так и Россия, и Беларусь, принимая ответные меры.

В результате жесткие экономические санкции, в которые трудно было поверить еще в начале этого года, уже стали действительностью, эскалация конфликта налицо. Поэтому пока тренд такой: железный занавес может оказаться новой реальностью.

— В Советском Союзе, чтобы выехать за границу, нужно было получить выездную визу. На ваш взгляд, в XXI веке для воссоздания железного занавеса такие меры могут иметь место?

— По факту мы видим, что для Беларуси эмиграция стала серьезным вызовом, особенно когда речь идет о востребованных на рынке труда специалистах — айтишниках, врачах.

В частности, МВД Грузии сообщило, что после начала конфликта в Украине в Грузию уже въехало более 15,7 тысячи белорусских граждан, и статистика министерства свидетельствует о том, что поток белорусов в грузинском направлении вырос в десять раз, если сравнивать с доковидным периодом.

Поэтому если из Беларуси или России будет происходить большая эмиграция граждан в другие страны, то не удивлюсь, если правительства введут ограничения на выезд соотечественников за границу.

— Пока официальные лица России и Беларуси говорят о том, что страны смогут развиваться даже в условиях тех ограничений, которые вводят западные страны. На ваш взгляд, сможет ли Беларусь рассчитывать на экономический рост в условиях разрыва отношений с Западом?

— Опыт многих государств доказал, что рост возможен в случае интеграции государств в мировую экономическую систему. Страны успешно развиваются благодаря международной торговле, и об этом говорит опыт даже восточных стран. Например, высокие темпы экономического роста Китая в последние 30 лет во многом были обусловлены экспортом товаров на западные рынки и импортом западных технологий.

Поэтому можно сказать: если Россия и Беларусь таких возможностей лишатся, то вряд ли это пройдет бесследно для экономик двух стран. И если нефтегазовый экспорт России (который является критичным для Запада) может сохраниться даже в условиях железного занавеса, то поставка белорусских товаров на западные рынки в нынешней ситуации может оказаться под большим вопросом. А ведь в 2021 году более трети товарного белорусского экспорта приходилось на ЕС и Украину.

Сокращение экспортных возможностей для Беларуси критично. Для устойчивого развития основной объем товаров и услуг белорусские компании должны продавать на экспорт. Отношение экспорта к белорусскому ВВП в последние годы составляло около 70 %. Соответственно, если данный показатель будет снижаться, с высокой вероятностью это будет отрицательно сказываться на темпах экономического роста в Беларуси.

— Россия на фоне западных санкций приняла пакет мер по поддержке бизнеса. К чему, по вашему мнению, приведет ухудшение отношений Беларуси с Западом — к усилению роли государства в экономике либо, напротив, к либерализации, которая выразится в поддержке бизнеса в трудные времена?

— В Беларуси в кризисные времена неоднократно поднимается тема либерализации. Однако по факту часто наблюдается обратный процесс. Например, в 2020 году миллиарды рублей были направлены на поддержку госсектора, а частному сектору зачастую приходилось собственными силами решать свои проблемы, то есть пресловутой либерализации не было.

В 2022 году похожая история. В марте, на фоне кризисных явлений в экономике, стали появляться предложения по поддержке ІТ-сектора. По факту же ІТ-компании получили иное решение — о двукратном увеличении (до 2 % от выручки) обязательных отчислений в пользу администрации Парка высоких технологий.

Так что пока мы наблюдаем не либерализацию, а усиление роли государства в экономике, что полностью соответствует тенденциям, которые наблюдались в Беларуси в предыдущие кризисы.

— На ваш взгляд, можно ли говорить о том, что нынешний кризис является самым жестким для бизнеса за всю суверенную историю Беларуси?

— Действительно, в предыдущие десятилетия белорусские компании с подобными кризисами не сталкивались. Прошлые кризисы характеризовались девальвацией и высокой инфляцией. Сейчас совершенно другая ситуация. В 2022 году белорусские компании столкнулись с широким набором серьезных вызовов. Помимо инфляции и девальвации, реальный сектор столкнулся со схлопыванием экспортных рынков, затруднением расчетов с зарубежными контрагентами, с разрывом торговых связей между компаниями. Поэтому можно констатировать, что если оценивать нынешний кризис по масштабу проб­лем, то он является беспрецедентным для суверенной Беларуси. Такого раньше не было.

— Международное рейтинговое агентство S&P прогнозирует, что в 2022 году ВВП Беларуси может снизиться на 15 %. Ожидаете ли вы глубокой просадки экономики в этом году или считаете, что государство будет любыми путями поддерживать занятость, и поэтому глубокой рецессии не допустит?

— Никто, даже Россия, не предоставила Беларуси антикризисного кредита для преодоления проблем, с которыми в этом году столкнулась белорусская экономика. Поэтому возможности государства для предотвращения экономического спада ограничены и риск глубокой рецессии в стране сохраняется.

Глубина спада в Беларуси будет зависеть не от способности государства оказать поддержку экономике, а от длительности кризиса, который развивается в стране на фоне жестких западных санкций.


ThinkTanks.by может не разделять мнение авторов исследований и публикаций.

Поделиться: