Скорость рецессии зависит от скорости ограничения шоков

11 июля 2022
Сергей Полтаржицкий, Thinktanks.by
Региональный контекст

Оперативные данные указывают на то, что колея, которую экономика прокладывает в марте-июне, пока сохраняет надежду, что дно рецессии будет не слишком глубоким.

Конец 2021 года-начало 2022 года ознаменовались мягким спадом выпуска. Он был обусловлен остужением роста физобъема экспорта, хоть внешняя среда и оставалась достаточно благоприятной. В этом смысле выпуск, после чрезмерно резкого роста в первом полугодии 2021 г., возвращался к своей более естественной траектории. В проекции на 2022 г., с учетом сохранения восстановительного роста в мире, адаптации к актуальным на тот момент санкциям, были основания полагать, что, как минимум, спад окажется неглубоким и непродолжительным. А при благоприятном стечение обстоятельств вполне реалистичным выглядело и восстановление анемичного роста.

Об этом пишет старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук в «Белорусском экономическом обзоре».

В нем, в частности, отмечается, что уже к началу февраля – ввиду запрета Литвой транзита калия и связанного с этим сворачиванием производства и экспорта – чаша весов склонилась в пользу углубления рецессии.

Однако, как пишет Дмитрий Крук, российское вторжение в Украину в корне изменило экономическую среду для Беларуси. Санкции западных стран и их последствия, почти полное разрушение торговых отношений с Украиной, добровольный отказ многих контрагентов от ведения бизнеса с Беларусью, сгенерировали для страны масштабный и устойчивый шок спроса: около 40% экспорта не может быть направлено по привычным маршрутам, а возможности его «перенаправить» весьма ограничены.

Дмитрий Крук обращает внимание, что вдобавок к шоку спроса в новой среде формируется и шок предложения: недоступность промежуточного импорта, новая волна миграции, ментальное неприятие новых условий, ведут к тому, что ряд бизнесов ограничивают производство. Наконец, в новой среде масштабируются и хронические угрозы финансовой стабильности.

«В таких условиях неизбежной стала глубокая рецессия. Наиболее пессимистичная оценка ее потенциального дна – 20% (от пика 2 кв. 2021 г.), что соответствует уровню доходов на стыке 2007-2008 гг. Но быстрота погружения в рецессию, ее фактическое дно, и продолжительность пока не предопределены. Эти характеристики будут зависеть от того, в какой мере и как быстро удастся ограничить шоки (внешнего) спроса и предложения, и сгладить их последствия», - пишет экономист.

По его словам, оперативные данные указывают на то, что колея, которую экономика прокладывает в марте-июне, пока сохраняет надежду, что дно рецессии будет не столь глубоким. При поступательном движении по этой колее, к середине года потери выпуска (по сравнению с пиком 2 кв. 2021 г.) составят около 6%, а к концу года около 11%. По итогам 2022 г. ВВП в этом случае сократится на 6-7%, а его уровень откатится к значениям 2010 г.

На взгляд экономиста, отклонение от такой колеи в лучшую сторону видится маловероятным, ввиду дефицита возможностей быстро купировать имеющиеся шоки. А вот отклонение в худшую сторону и даже срыв экономики в штопор худшего сценария, например, ввиду разрастания межотраслевых эффектов, финансовой турбулентности и пр., по-прежнему видится достаточно вероятным.


ThinkTanks.by может не разделять мнение авторов исследований и публикаций.

Поделиться: