Чистые иностранные активы коммерческих банков Беларуси сократились на 1 млрд долларов

Вот уже более 15 лет коммерческие банки Беларуси имеют отрицательные чистые иностранные активы (ЧИА или NFA).

В 2014 году было достигнуто дно – минус 7,1 млрд. USD (для сравнения – в 2004 г. минус составлял всего 0,06 млрд. USD).  В 2018 г. минус сократился до 2,4 млрд. USD, но в текущем году увеличился до 3,4 млрд. USD.

Произошел разворот тренда изменения ЧИА коммерческих банков. В 2014-2018 гг. уровень ЧИА повышался. Однако в последние 9 месяцев он снижается, сообщает ekonomika.by.

ЧИА коммерческих банков уменьшились не за счет увеличения иностранных пассивов, а за счет снижения иностранных активов. Если на начало года требования к нерезидентам составляли 5,0 млрд. USD, то на 1 июля они сократились до 3,6 млрд. USD. Другими словами, произошло снижение валютных резервов коммерческих банков.

В текущем году ускорились темпы роста ЧИА Нацбанка Беларуси. На 1 июля их уровень достиг 7,4 млрд. USD. Это неплохой результат, учитывая, что в прошлом году темпы их роста замедлились, а еще недавно (в 2016 г.) они составляли всего 2,3 млрд. USD.

Повышение уровня ЧИА Нацбанка компенсировало снижение уровня ЧИА коммерческих банков. Это даже позволило сохранить вялотекущий растущий тренд ЧИА банковской системы Беларуси (рис. 3). На 1 июля они составили – 4,0 млрд. USD или 6,7% к ВВП.

ЧИА всего финансового сектора Беларуси (с учетом страховых организаций и других небанковских финансовых организаций) на 1 апреля текущего года составили 3,1 млрд. USD. Их стремительное увеличение в 2015-2017 годах (на более чем 5 млрд. USD) сменилось вялотекущим ростом в 2018-2019 годах.

На что указывает показатель ЧИА?

Индикатор ЧИА Нацбанка представляет собой более жесткую модификацию индикатора «международные резервные активы, МРА», за которым закрепилось название «золотовалютные резервы, ЗВР». И тот, и другой индикатор, представляют собой иностранные активы Нацбанка. Только в первом случае – это чистые активы (имеющиеся активы за минусом имеющихся пассивов), а во втором случае – это просто имеющиеся активы (без учета того, что существуют еще и пассивы).

В каждый конкретный момент времени может быть и справедливо отражать состояние валютных резервов через МРА, но cточки зрения оценки их величины в долгосрочной перспективе правильней смотреть на динамику ЧИА (то есть с учетом пассивов, по которым могут наступить сроки возврата).

Учитывая, что в банковской системе Беларуси доминируют госбанки, то уровень ЧИА Нацбанка стоит учитывать вместе с уровнем ЧИА банков. Поскольку в трудный час иностранные активы коммерческих банков и Банка развития могут быть использованы Национальным банком.

«В большинстве случаев под международными резервами страны понимают только валютные резервы Центрального банка, то есть его чистые иностранные активы, которые могут использоваться государством по своему усмотрению», – пишет экономист МВФ А. Киреев в учебнике «Международная макроэкономика» (2014, с. 23). Однако «если валютные резервы коммерческих банков контролируются властями, то их тоже включают в понятие международных резервов, которое в этом случае совпадает с понятием чистых иностранных активов», – отмечает эксперт.

Когда нужно оценить устойчивость текущего баланса и платежеспособность страны, то смотрят на доступность для этой страны внешних источников финансирования (иностранные пассивы) и на состояние ее валютных резервов (иностранные активы). В случае с Беларусью, целесообразно оценивать не только доступ Нацбанка к внешнему финансированию и состояние его ЗВР, но и на возможность привлекать иностранный капитал и на состояние резервов государственных коммерческих банков и Банка развития.

Поделиться: