Половина петиций в госорганы являются правозащитными

05 сентября 2019
Сергей Запрудский, Thinktanks.by
BIPART / SYMPA

Но в подавляющем большинстве случаев авторы коллективных обращений не упоминают права человека, полагая это фактором, который может отрицательно повлиять на успех петиции.

Центр исследования общественного управления СИМПА 4 сентября в минском Imaguru представил итоги работы «Анализ электронных обращений в контексте прав человека». Целью исследования, проведенного в июле-августе этого года, было выяснить, есть ли правозащитный компонент в деятельности по созданию петиций в государственные органы, а также изучить мотивацию и отношение к правам человека и правозащитной деятельности авторов и потенциальных авторов петиций.

Как сообщила на презентации Татьяна Кузина, одна из авторов исследования, проанализировано около 1.100 электронных обращений граждан (петиций), созданных пользователями на сайте petitions.by за 2017 и 2018 годы и направленных в государственные органы Республики Беларусь, опрошено 499 пользователей сайта petitions.by, проведено 2 глубинных интервью с активными создателями петиций.

Исследователи — Татьяна Кузина, Наталья Рябова и Светлана Кулеш — разделяют петиции на следующие группы: 1) «де-факто правозащитные» петиции – это петиции, тематика которых явно имеет отношение к правам человека, однако их авторы не указывают этого в тексте петиций; 2) «заявленные правозащитными» петиции – это петиции, авторы которых употребили в тексте словосочетание «права человека» и/или сослались на нарушение конкретных прав человека; 3) «правозащитные» - это петиции из группы де-факто правозащитных, которые содержательно имеют отношение к правам человека (некоторые петиции из группы де-факто правозащитных ссылались на права человека, при этом тексты обращений содержательно либо ценностно не могли быть признаны правозащитными); 4) петиции, не имеющие отношения к правам человека – петиции, направленные на решение локальных инфраструктурных вопросов и других проблем, не имеющие правозащитной составляющей.

«Из 1.100 петиций всего 97 заявлено авторами как правозащитные — 8,8%. Еще 487 петиций — де-факто правозащитные, однако авторы их не говорят, что это сфера прав человека. Мы имеем здесь результат, когда половина из рассматриваемого массива вполне может быть отнесена к петициям правозащитным, но из-за разных мотивов авторы либо по незнанию, либо намеренно не употребляют словосочетание «права человека», - рассказала Татьяна Кузина.

О каких же правах человека стесняются говорить, но исполнения которых фактически требуют авторы петиций?

276 петиций де-факто правозащитного характера касаются права на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности госорганов, общественный объединений о политической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды. Примечательно, что из них 116 петиций требовали надлежащего ответа на ранее поданные петиции.

Затем идет право на жизнь — 116 петиций.

Право на благоприятную окружающую среду и на возмещение вреда, причиненного нарушением этого права — 56 петиций.

Права этнических, религиозных и языковых меньшинств — 24 обращения.

Право пользоваться родным языком, выбирать язык общения, свобода выбора языка воспитания и обучения — 22 петиции.

Право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья — 20.

Права людей с инвалидностью: возможность вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни (безбарьерная среда, доступ к информации) — 19.

Что говорят авторы

78% респондентов считают, что создание петиций — это один из способов защиты прав человека.

Авторы оценивают тему собственных петиций как «права человека» в 32% случаев.

Транспорт, дорога, ГАИ — 22%.

Экология, природа — 17%.

Недвижимость, строительство, ЖКХ — 10%.

Медицина, здоровье, образование — 8%.

Культура, отдых — 4%.

Гендерные пропорции

Мужчины значительно чаще выступают авторами петиций — 75,11%, женщины скорее склонны подписывать петиции, чем инициировать их.

Петиции, посвящённые защите гражданско-политических культурных прав, находят больший отклик у мужчин, в то время как женщины чаще поддерживают петиции, связанные с правами женщин, людей с инвалидностью, социально-экономические права и права детей. Возможно, это связано с тем, что женщины в большей степени по сравнению с мужчинами вовлечены в процесс решения проблем, связанных с образованием, здравоохранением, социальной защитой, заботой о детях и пожилых родителях.

Основные выводы

Мотивацией авторов письменных электронных обращений, по их собственным оценкам, является общественное благо: люди считают, что и они сами, и другие пишут коллективные обращения в государственные органы для того, чтобы решить проблемы, касающиеся большого количества людей, а также устранить несправедливость и привлечь внимание общественности к проблеме.

Упоминание прав человека в тексте петиций является скорее мобилизующим, нежели отпугивающим фактором для пользователей, подписывающих петиции, созданные другими людьми. Петиция, в которой упоминаются права человека, в среднем собирает в 2 раза больше подписей, чем в целом по массиву.

Не наблюдается взаимосвязи между наличием явного либо неявного правозащитного компонента петиции и фактом ответа государственных органов либо сроком его предоставления.

Удовлетворенность пользователей ответами государственных органов на де-факто правозащитные петиции несколько ниже, чем на петиции, не содержащие правозащитного компонента.

Обсуждение темы, особенно в СМИ, по мнению авторов петиций, серьезно повышает их шансы быть рассмотренной по существу. Также этому помогают неполитическая тема, надлежащее оформление со ссылками на законодательство, «решаемость» и конкретность проблемы. Права человека является таким фактором лишь по мнению 19% авторов.

Создание письменных электронных обращений через сайт petitions.by остается городским и даже столичным явлением: Минск, в котором живет пятая часть населения республики, генерирует половину де-факто правозащитных петиций.

Несмотря на то, что самой эффективной формой участия в принятии решений, по мнению опрошенных, является привлечение внимания к СМИ, в реальной жизни люди больше пользуются коллективными и индивидуальными обращениями в госорганы.

Что не подтвердилось

«Мы считали, что словосочетание «права человека» отпугивает пользователей, дескать, это придает большей политизированности петиции — и люди менее охотно выступят в ее поддержку. Как оказалось, «правозащитные» петиции получают в два раза больше поддержки пользователей сайта, чем петиции без правозащитного компонента. Это, честно говоря, удивило», - отметила в комментарии Thinktanks.by одна из авторов исследования, социолог Наталья Рябова, директор SYMPA.

Порядка 15% петиций вообще остались без ответа, средний срок ответа — 37 дней, тогда как норматив — 15 дней, в более сложных случаях — 30 дней. Но это данные 2017-2018 годов, сейчас же, по словам Владимира Ковалкина, создателя и руководителя проекта petitions.by, речь идет о 5% петиций, на которые не отреагировали чиновники.

Поделиться: